21:17 

Фик (в некотором роде).

Your Song
Название: Моральный секс
Автор: Your Song
Пейринг: универсум/Крафт Бака/Крафт, Садо/Крафт, Кана/Крафт
Рейтинг: R
Размер: мини (3574 слова)
Примечание 1: это набор разрозненных зарисовок, так и не ставших одним большим дрочефиком. Зарисовки расположены в хронологическом порядке.
Примечание 2: Кана - семилетняя дочь Баки и Луны, появляющаяся в последней, шестнадцатой главе манги, которая, к сожалению, так и не была экранизирована. На единственной панели, где Кана присутствует, она стоит к зрителю затылком, так что как она выглядит, неизвестно. О ее характере известно только, что она вечно читает книжки, не обращает внимания на родителей и тайком летает на Землю.
Вот так принцессу Кану представляет себе одна художница с девиантарта:


Кстати же напомню: Клайв.


Крафт отрывисто, рублено выдыхает, выжимая штангу в последний раз; с видимым усилием ставит ее на стойки. Мускулы под загорелой, блестящей от пота кожей вздуваются буграми. Принц бесстрастно наблюдает, подперев щеку ладонью.
- Стареете, капитан. Вот, кряхтите уже как дряхлый дед. Возможно... - принц раздумчиво проводит кончиком мизинца по нежным лепесточным губам, - ...вам пора на пенсию?
Крафт конвульсивно дергается и фыркает, словно бык, завидевший красный плащ тореадора, но затем, глубоко вдохнув, вскидывает голову и с видом человека, не теряющего достоинства в унизительной ситуации, полотенцем принимается вытирать со лба пот. Принц наклоняет голову и задумчиво, протяжно хмыкает, словно изучая накрытого колбочкой представителя нового, неизвестного вида тараканов.
Таракан шустро шевелит усиками, ощупью изучая стены своего узилища. Совершенно завороженный исследователь взирает на него с любопытством, граничащим с благоговением, одной рукой рассеянно тянясь за ланцетом.
- Крафт, мне кажется... нам пришла пора поговорить, - вдруг начинает принц серьезно и почти трагически. Крафт бросает на него взгляд, полный подозрительности пополам с привычным страданием.
- И какие дьявольские козни вы задумали на этот раз? - ворчит он, опасливо косясь на Баку.
- Мне тяжело это говорить - как-никак, ты верой и правдой служил мне целых десять лет, но я... - принц испускает вздох, который заставил бы Дездемон лучших театров мира позеленеть от зависти, - ...я... - в лазурной искренности глазах поднимается скорбь, - ...если ты продолжишь столь вопиюще пренебрегать своими обязанностями, я... и вся догурианская армия в моем лице... вынуждены будем с тобой расстаться.
Последнее слово падает с языка принца нежным посвистыванием гильотины. Полотенце в руках Крафта трещит, будто паутина расползаясь под судорожно сжавшимися пальцами.
- Принц, я... - машинально вытянувшемуся по струнке Крафту отчаянно не хватает дыхания, - я приношу свои извинения! Я сделаю все возможное, чтобы загладить свою вину! Позвольте мне искупить мой позор еще более усердным служением Догуре! - в голосе капитана пеной поднимается паника; все его подозрения очевидно смыты скорбно-торжественным видом принца, его тоном - тоном, каким выносят приговор государственным преступникам.
Принц качает головой, смеривая Крафта взглядом печальным и недоверчивым:
- Доселе ты редко меня подводил, но недавние события заставили меня в тебе разочароваться. Даже не знаю, вернется ли мое доверие к тебе после такого удара...
Когда Крафт уже явственно готов ползать на коленях, вымаливая прощение, принц как будто смягчается и повелительным наклоном головы подзывает его к себе.
- На одно колено, солдат, - командует он, и Крафт бухается на пол, словно ему подрубили ноги.
- В последний раз... я поставлю на кон свою честь и поверю тебе, в память о долгих годах твоей службы. Надеюсь, - принц берет побледневшее лицо Крафта в ладони - узкие, утонченные ладони художника или карманника, - ты более не разочаруешь меня и ничем не запятнаешь доброе имя догурианской армии.
- Сделаю все возможное и невозможное, мой принц! - Крафт порывисто салютует, все еще стоя на коленях. - Позвольте узнать... в чем заключается моя провинность? - добавляет он робко.
Принц откидывается на лавке и начинает изучать идеальный маникюр.
- Сегодня утром, - Крафт жадно, боязливо подается к нему, - за завтраком, - Крафт начинает меняться в лице, - ты отрезал мне чересчур толстый ломоть арбуза. Это неделикатно, некуртуазно, недостойно наследного принца крови...
Крафт издает рычание тиранозавра и хватает принца за грудки.
- Я могу лишить тебя премии, - с кристальным спокойствием напоминает принц, и Крафт, уронив принца обратно на лавку, воздевает конвульсивно подергивающиеся руки к небесам.
- Но забудем об этом, - принц изящно, величественно взмахивает ладонью. - Что-то зябко здесь. Кто б согрел?
- Включите отопление!!! - гневно рявкает пребывающий в расстроенных чувствах Крафт.
- Разве не ты, солдат, только что клялся служить мне по мере сил? - голос принца обдает капитана космическим холодом.
- Это не государственная служба! Вы просто пользуетесь своим положением! - взвывает Крафт. Принц только глядит на него, едва заметно опустив веки, и под этим взглядом Крафт тушуется - даже обрамляющие его лицо пряди волос, кажется, поникают - и принимается расстегивать на принце штаны.
- Сколько раз я тебе говорил распускать волосы? - недовольно замечает принц, нагибаясь, чтобы освободить длинные, густые, начинающие уже седеть (как с удовольствием отмечает принц, вспоминая приложенные им к этому усилия) черные волосы от удерживающей их ленты. Погружает в них обе ладони, позволяет им стечь между пальцев тяжелыми струями - и захватывает в кулаки, словно уздечку, с силой дергая, привлекая к себе.
Крафт шипит, рефлекторно сжимая зубы. Принц издает слабый горестный возглас.
- Я наконец-то раскусил тебя, о злобный демон! - драматически провозглашает он. - Неужто в сердце у тебя таится злой умысел лишить жизни моих будущих наследников?!
- Вы же не собирались жениться, - неразборчиво огрызается Крафт с занятым ртом.
- Сейчас - нет, но в отдаленном будущем...
- Если не хотите лишиться... будущих наследников, не дергайте меня за волосы! - Крафт делает языком что-то, заставляющее принца выгнуться и сдавленно застонать.
- И каков я на вкус? - расслабленно интересуется принц после.
- Как дуриан, - отрезает Крафт и делает шаг к выходу - в направлении душа. Он упускает редкий момент, когда принц Бака выглядит... слегка удивленным.
- Дуриан?.. - повторяет он, словно перекатывая слово на языке.
- Именно. Дуриан - он дуриан и есть, каким бы вкусным он ни был, - и Крафт решительно хлопает дверью.

Вечером Бака просачивается в кухню и, скользнув за стол, с достоинством занимает место рядом с Крафтом, мрачно жующим арбуз. Тот немедленно настороженно на него косится - мерно работающие челюсти заметно сбавляют ритм. Кошачьим движением принц завладевает мокрой от арбузного сока ладонью Крафта и принимается рассеянно обсасывать его пальцы.
- Ч...что вы делаете? - дар речи возвращается к капитану не сразу.
- Ем арбуз, а что? - пожимает Бака плечами.
- Разве мои пальцы похожи на арбуз? - интересуется Крафт с подергивающейся бровью.
- Вкусом - да, - Бака слизывает последнюю мутновато-розовую каплю и медленно проводит розовым язычком по тыльной стороне сжатой в кулак ладони, касается побелевших костяшек губами, разгибает пальцы и по очереди покусывает кончики. На языке сладко. - Пожалуй, сегодня я окажу тебе высочайшую милость и позволю погрузить твой недостойный меч в мои нефритовые врата...
- Принц... вы считаете свой зад драгоценностью? - на лице Крафта проступает выражение, обычно предвещающее истерику. Бака некоторое время пристально его изучает, затем запускает руку в волосы Крафта, без особой нежности притягивает его к себе и губами снимает прилипшее к щеке семечко.
- Крафт, на этой планете нефрит не считается драгоценным камнем, - безразлично сообщает он Крафту в ухо, заставляя того поежиться и передернуть плечами. - Будь добр, потрудись изучить материальную часть, прежде чем задавать дурацкие вопросы.
- Кроме того, - выдыхает Бака капитану в губы, накручивая темные волосы на руку, - мой высочайший зад куда драгоценнее.
Крафт скрежещет что-то невразумительное и сжимает кулаки.
- Одно из главных умений солдата - без лишних разговоров переходить к делу. Не заставляй меня в тебе разочаровываться, Крафт, - чистые голубые глаза вновь смотрят печально и укоряюще, и рука Крафта сама по себе дергается - отдать честь.
- Сегодня я размышлял о прекрасном обычае землян, известном как "День Влюбленных"! - воодушевленно сообщает принц спустя некоторое время, подаваясь навстречу Крафту. - В этот день девушки дарят своим возлюбленным собственноручно сделанный шоколад! Разве это не чудесно, Крафт?
- Просто восхитительно, - хрипло подтверждает Крафт с сарказмом. Его волосы, распущенные, падают вокруг них темной завесой, щекочут принцу нос.
- Я люблю шоколад, - задумывается Бака, закусив губу. - Но у меня нет девушки. Что же делать... Решено: Крафт, четырнадцатого февраля будешь моей девушкой! Мне нравится черный с миндалем, не слишком сладкий...
- У вас невеста есть, вот пусть она вам и готовит!!! - рычит Крафт Баке в ухо, кусает за мочку, подавляя стон. Принц ахает и цепляется за волосы Крафта, рывком притягивает того к себе, целует, до крови прокусывая губу. По телу его проходит длинная дрожь, и Бака затихает.
- Ты на Клайва похож - орете оба почем зря, - минуту-другую спустя свежий как огурчик принц задумчиво потирает рукой подбородок, разглядывая измочаленного Крафта и даже со спущенными штанами умудряясь выглядеть преисполненным достоинства.
- Вы тоже на него похожи, принц, - апатично огрызается Крафт, трогая разорванную губу и морщась. - Он хоть и милейшая тварь, но выглядит точь-в-точь как ваше черное, гнусное нутро.
- А? Хочешь сказать, я красавчик? - принц охорашивается, глядя в зеркало. Бледно-золотые волосы подняты на затылке и стянуты лентой, подозрительно походящей на ленту Крафта. Капитан делает было вялое движение, но в конце концов решает, что у него есть и более насущные проблемы.
- Вы моральный урод, - ворчит он в подушку вполголоса.
- Я все слышал, - мимоходом роняет принц, поднимаясь. - Ах да... на завтрак не забудь нарезать арбуз потоньше. Помните: Догура рассчитывает на вас, капитан Крафт!
И легко, безо всякого усилия уворачивается от летящей со скоростью пушечного ядра подушки.


"Догуре очень, очень повезло, что большая часть местных сепаратистов исповедует философию ненасильственного сопротивления", - говорит король. Визор слегка рябит - видимо, служба безопасности еще не успела обезвредить все глушители повстанцев, - но даже при таком нечетком изображении заметно, какое усталое, осунувшееся у него лицо.
"Сын, я рассчитываю на тебя", - говорит король. - "Нам необходимо, слышишь, необходимо разрешить этот конфликт с как можно меньшим шумом, иначе репутация Догуры полетит хрындлу под хвост. Нельзя допустить, чтобы о нас пошли слухи, будто Догура не способна обеспечить мир на вверенной ей территории".
"Во время нападения никто не пострадал?" - спрашивает король утомленно. - "Где Крафт? Почему вместо него рапорт представлял Садо?"
- Все в порядке, - отвечает Бака монотонно. - Жертв нет, - и бросает мимолетный взгляд на изображение с камеры наблюдения в лазарете. В пустой белой комнате, на узкой белой кровати, забинтованный и неподвижный, как маленькая белая куколка, лежит Крафт. Его волосы, чернильным пятном растекшиеся по простыне, кажутся еще темнее рядом с мертвенно-бледным лицом.
Бака разбирается со столетним спором двух планет за полтора дня и идет забирать Крафта из лазарета.
Крафт выспался, отъелся и своим нынешним местопребыванием вполне доволен, так что Баке приходится применить секретное оружие. Крафт издает очень забавный писк, если его вот так скрутить за ухо и вонзить в кожу ногти.
- Идемте, капитан, не все коту масленица. К тому же вы сами виноваты в своем ранении, так что два дня прогула вычтут у вас из зарплаты, - сообщает Бака, гурмански наслаждаясь выражением, появляющимся на лице у начальника охраны.
- Да я вам жизнь спас! Могли бы хоть раз спасибо сказать! - орет Крафт прямо над ухом у Баки. Что-что, а орать он умеет. В ушах у Баки начинает негромко, музыкально звенеть.
- Капитан, вы же не думали, что я не в состоянии увернуться от какого-то фазера? Так что единственное, что вы действительно сделали, - это вываляли меня по полу и продырявили себе грудь. Ума не приложу, за что отец вам платит.
Бака ожидает нового взрыва негодования, и поэтому он даже слегка удивляется, когда лицо Крафта становится серьезным и сосредоточенным.
- Если бы вы погибли, - говорит Крафт, роняя слова, словно камешки в тишину пруда, - как бы я посмотрел в глаза вашему отцу и досточтимой матушке?
- Вероятно, с облегчением, - мимоходом бросает Бака, быстрым шагом удаляясь от лазарета. Крафт, вскипев, открывает было рот для гневной филиппики, но тут же, побелев как мел, сгибается и хватается за грудь с едва слышным шипением.
- Не пытайтесь меня разжалобить, капитан, - замечает принц через плечо. - Сегодня вечером я ожидаю от вас рапорта о полном разоружении повстанцев.
И стремительно уходит, оставив Крафта стоять посреди коридора с беззвучно открывающимся ртом, покуда того не находят взволнованный Колин и Садо, обеспокоенно поблескивающий очками.


- Я вырасту и женюсь на Крафте! - заявляет Кана через пару недель после того, как ей исполняется четыре.
- О да, из него выйдет очаровательная женушка, - серьезно кивает принц.
Кана некоторое время бесстрастно вглядывается в лицо Баки, затем ровно сообщает:
- Папа, ты надо мной смеешься.
И обрушивает на голову принца своего любимого плюшевого микрийского слизня.
Бака три дня носит свою шишку, точно королевскую регалию, по-видимому, разрываясь между гордостью за дочь и стремлением выглядеть несчастным в глазах окружающих.

- Папа, почему ты женился на маме? - внезапно спрашивает однажды Баку дочь, отвлекшись ненадолго от голокниги, - прямо в лоб, очень серьезным голосом, как обычно.
- Потому что мой тип - полные психи, и твоя мама идеально мне подошла. А что насчет тебя, доченька? - с отеческой улыбкой интересуется в кои-то веки заглянувший на родную планету принц. - Какой у тебя тип?
- Крафт.
Принц, булькнув, предпринимает попытку пойти другим путем:
- А если более... обобщенно?
- Длинные темные волосы, синие глаза, высокий рост, атлетическое телосложение, средний возраст ("Старший! Престарелый! Древний старик!" - протестует принц), взрывной темперамент, должность начальника охраны принца Догуры.
- То есть...
- Крафт.
Принц, вглядевшись в непреклонное лицо дочери, тяжело вздыхает и, будто приняв нелегкое решение, траурным голосом сообщает:
- Боюсь, милая, что право издеваться над Крафт-чином принадлежит мне одному. Я приложил много усилий к тому, чтобы превратить его в законченного психа, отвечающего моим высоким стандартам. Найди себе другого раздражительного болвана.
- Вот ты себе и найди. А я хочу Крафта! - отрезает принцесса, нахмурившись.
И на пятый день рождения Каны, наследницы догурианского престола, принцессе торжественно вручают обвязанного ленточкой капитана Крафта на поводке и с кляпом во рту. Принцесса не расстается с негодующим подарком всю последующую неделю.

- Эта девчонка совершенно невыносима, - жалуется Крафт, рассеянно почесывая прохладную морщинистую шею Клайва. - Совсем от рук отбилась!
Крафт проводил с маленькой принцессой едва ли не больше времени, чем оба ее родителя вместе взятые. Спихнув дочь на руки протестующей охраны, супружеская чета путешествовала по галактике, походя совершая сенсационные открытия, устраивая государственные перевороты и, как был глубоко убежден Крафт, пожирая души невинных иномирян. Иногда Бака с женой ненадолго наведывались домой - поглядеть на дочь, показаться на глаза королевской чете в доказательство своей целости и сохранности, разрушить еще несколько тысяч нервных клеток Крафта. И хотя маленькая Кана, взрослея, становилась все больше похожа на отца, сдержанность и благоразумие ей достались от матери... по крайней мере, так все думали, пока она в свой шестой день рождения не сбежала на одноместном космическом челноке. Исчезновение обнаружили только на следующий день, когда принцесса внезапно принялась вылизывать Крафту щеки, оставляя холодным языком следы из зеленоватой слизи... вернее, когда Клайв, проголодавшись, привычно принялся выпрашивать у Крафта еду. Накормленный, любимец королевской семьи Догуры вернулся в свой обычный вид, а у Крафта надолго пропал аппетит.
Отыскав принцессу на каком-то газовом гиганте, Крафт орал на нее чуть более часа. Принцесса, не обращая на него внимания, читала привезенную отцом земную книжку про Тома Сойера. Перевернув последнюю страницу, Кана поднялась и сообщила поверх воплей Крафта:
- Я утомилась.
Невозмутимо прошагала к себе в спальню, свернулась на кровати калачиком и засопела.
Остолбеневший Крафт постоял на пороге, осторожно укрыл ее одеялом, не переставая тихо ругаться себе под нос, и побрел курить - снимать стресс.
С тех пор ни на миг не отходившую от него прежде принцессу будто подменили. Ту вдруг стали интересовать только книги, эксперименты и периодические побеги в разболтанном шаттле, постепенно обраставшем новыми пугающими приборами и технологиями.
- Уж лучше бы она, как раньше, наряжала меня невестой и репетировала церемонию бракосочетания... - вздыхает Крафт. Клайв сочувственно курлыкает на ультразвуке.

Теперь Крафт возмущается и негодует из-за Каны, как раньше негодовал из-за самого принца. Кана выслушивает его вопли с невозмутимым лицом, не отрывая глаз от книги, но Бака знает: дай девчонка себе волю, она бы сейчас сыто хихикала. Дочурка пошла вся в папу, думает принц с отеческой гордостью и обнимает жену, нашептывая ей на ухо очередной коварный план.
На следующее утро Крафт орет на принца и только на него одного. Мать и дочь переглядываются: во взгляде одной удовлетворение и чуть ли не умиление, другая явственно чем-то недовольна.
Недовольство Каны выражается в мимолетной складке между бровей, раздувшихся на миг крыльях точеного носика, странице, перевернутой с чуть более громким шелестом, чем обычно. Его не заметил бы никто, кроме матери, отца да, может быть, Крафта, если бы тот отвлекся на минуту от забрызгивания принца слюной. Для догурианской наследной принцессы это невиданное проявление эмоций, и Луна прячет улыбку в свой дейтапад.


Однажды Садо является на работу злым. Злость в исполнении Садо отличается от его обычного бесстрастного выражения лица только очень незначительными нюансами, и заметить ее могли бы лишь те, кто хорошо его знает.
Лейтенанта королевской охраны давно уже отлично знает весь дворец.
Очень редко прежде Садо демонстрировал какие-либо эмоции сильнее сдержанного удивления, поэтому его неожиданное расстройство весь день составляет во дворце предмет самых оживленных обсуждений. Садо, как обычно, молча, эффективно и незаметно выполняет свою работу, все больше и больше поджимая губы. Выглядящий в этот день необычно неуверенным капитан Крафт то и дело бросает на него виноватые взгляды, неуютно ерзая рядом с принцессой Каной. Садо же хладнокровно выстраивает для принцессы график плюрисубгармонической функции, старательно следя за тем, чтобы ненароком не коснуться даже края пиджака капитана.
К вечеру уголки рта Садо опускаются на полтора миллиметра по сравнению с утренними показателями: лейтенант достигает точки кипения. Крафт растерянно крякает, когда Садо с самым невозмутимым лицом берет его за галстук и уводит в укромный уголок. По дороге им попадается какой-то служка, но лейтенант, волочащий начальника охраны принцессы за галстук, будто за поводок, с таким видом, словно в этом нет ровным счетом ничего необычного, не возбуждает в нем никаких подозрений. Садо учтиво кивает ему, незаметно, но сильно дергая капитана за галстук. Крафт хрипит и хватается за горло, старательно оскалив зубы в предназначающейся для служки приветственной улыбке и с усилием помахав ему ладонью.
Слегка утративший свое олимпийское спокойствие Садо впихивает Крафта в какой-то чулан и говорит:
- Капитан. Я от вас этого не ожидал.
Крафт нервно ухмыляется и примирительно поднимает руки:
- Садо-кун, я же говорил, я не нарочно... Ну хочешь, я еще наловлю?
- Это были уникальные экземпляры с недавно уничтоженной планеты в созвездии Лиры, - сообщает Садо голосом, в котором отчетливо слышится слеза.
- Э-э-э... - беспокойно озираясь, Крафт пятится, покуда не упирается спиной в стенку. Садо надвигается на него живым воплощением возмездия.
- Капитан Крафт, - вежливо окликает он. В глазах его полыхает адское пламя. - Надеюсь, вы осознавали, к каким последствиям приведет ваш опрометчивый поступок, когда опрокидывали террариумы с бесценными представителями практически исчезнувших видов насекомых.
- Отпуск! - панически выкрикивает Крафт; на лбу у него выступает ледяной пот. - Точнее... э... командировка! Оплачиваемая! Куда захочешь, на любую планету в любом секторе галактики!
- И?.. - Садо чуть склоняет голову, демонстрируя готовность идти на диалог.
- Ну-у-у... - в повисшей в чулане тяжелой тишине, нарушаемой только боязливым сопением Крафта, почти слышно, с каким скрипом вращаются шестеренки в капитанской голове.
- Вы год выносите мусор и убираете во всей квартире... кроме террариума, - тут же поправляется Садо.
- Год?! Гм, то есть... - под холодным взглядом Садо Крафт слегка убавляет децибелы, - как год? Садо-кун, а поменьше...
- Полгода, - наконец кивает Садо, сжалившись. - Каждую неделю по воскресеньям, без пропусков.
На глазах увядший Крафт ошарашенно взмахивает руками, когда его с силой притягивают вниз за галстук. Привставший на цыпочки Садо все еще умудряется сохранять сдержанное деловое достоинство - и даже когда его подхватывают и прижимают к стене, у Садо, обвившего талию капитана ногами в безукоризненно выглаженных брюках, из-под которых виднеются безукоризненно выглаженные носки, не выбивается из безупречной прически ни единого волоска.
- Капитан, - раздается спустя несколько минут слегка задыхающееся, но тем не менее образцово официальное, - капитан, прервитесь, будьте добры.
- В чем дело? - недовольно интересуется Крафт, не торопясь извлекать руку из лейтенантских штанов. Оборачивается и с грохотом роняет Садо, тут же бросившись его поднимать.
- Садо-кун... Ваше Высочество... с вами все в порядке? Да что случилось?! - Крафт взволнованно опускается на одно колено рядом с принцессой, разукрашенной ссадинами и царапинами. На лице у нее обычное, унаследованное от отца задумчиво-отрешенное выражение... вернее, так сказал бы тот, кто плохо ее знает.
Крафт осторожно отирает рукавом перемазанное насупленное личико принцессы. Та, глядя, как обычно, куда-то сквозь него, отстраненным голосом сообщает:
- Я подралась.
- Во дворец пробрался враг?! - Крафт подхватывается, нащупывая коммуникатор.
- Я подралась с папиным тиранозавром, - снисходительно-равнодушно поясняет принцесса. - Он плохо набирает вес, и я решила его осмотреть.
- Это же опасно! - Крафт в отчаянии хватается за голову. - Принцесса, сколько вас просить, чтобы вы не лезли к коллекции этого идиота... то есть вашего августейшего папочки!
- Надеюсь, животное не слишком пострадало? - деловито уточняет Садо, поправляя очки.
- Два выбитых зуба и сломанная нога. Капитан, если бы вы выполняли свои обязанности и присматривали за мной, ничего подобного не случилось бы, - облив Крафта презрением, Кана поднимает голову и гордо удаляется из чулана. - Ну что же вы стоите - сейчас по расписанию урок стрельбы.
- Так точно! - Крафт, отдав честь спине принцессы, кидается за ней, бросив через плечо: - До встречи, Садо-кун.
Садо провожает их взглядом, непроницаемо блеснув очками, затем отправляется в противоположном направлении - оценивать нанесенный личному зоосаду принца ущерб.
Вечером Садо, проверив заданные Кане расчеты (выполненные, как обычно, идеально), привычно принимается выбирать фильм для ознакомления принцессы с культурой очередной инопланетной цивилизации. Кана останавливает его, протянув небольшой голокристалл:
- Это фильм, который я привезла с Земли. Мне кажется, тебе понравится, Садо-кун, - сообщает она с самым невинным видом - второе ее выражение лица после отсутствующе-безучастного, для любого в королевском дворце означающее: спасайся кто может. Унаследованные от отца чистые лазурные глаза зловеще взблескивают. Садо, усилием воли поборов дурные предчувствия, вставляет голокристалл в разъем.
Фильм оказывается плохим триллером категории "Б" - Садо молча смотрит на экран, тайком раздумывая, чего хотела добиться принцесса. Когда главный герой постепенно начинает превращаться в огромного комара, Садо несколько оживляется...
Сцену убийства москита-мутанта принцесса прокручивает пять раз подряд, с садистским наслаждением не позволяя Садо уйти. Садо бледнеет, зеленеет, сереет и в конце концов подхватывается с места и вылетает из комнаты, наскоро пробормотав какое-то извинение. Принцесса спокойным взглядом наблюдает за его отступлением.
Вернувшись домой, Садо почти без удивления обнаруживает, что Крафта срочно вызвали во дворец, петь принцессе колыбельные.
Садо пожимает плечами, признавая поражение, и отправляется готовить террариум к предстоящему расширению.

@темы: fanfiction

Комментарии
2012-01-16 в 10:17 

Lavender Prime
Сложные проблемы всегда имеют простые, легкие для понимания неправильные решения
Ого, какая прелестная редкость! (и редкая прелесть заодно!) Тяжелая жизнь у Крафта, точно как в каноне xD
Огромное спасибо за фанфик и оживление соо! :)

2012-01-16 в 21:20 

Your Song
Lavender Prime, ыхыхы, спасибо :333 Всем нравится, как страдает Крафт :-D
Надеюсь, народ все же подтянется и начнет что-то писать :-D *сама усиленно шантажирует другов, пытаясь развести хотя бы на драбблик*

     

LEVEL E fanclub

главная